Вера Федоровна спустилась на этаж ниже... и вдруг увидела: …солдаты в голубых беретах несли что-то тяжелое.
«Десантники, как мой Коля, – подумала она, и тут страшная догадка, словно молния, ослепила ее. – Так это же гроб, цинковый гроб! Нет, нет, это не ко мне… Это к кому-то другому!!!».
В этот момент офицер ступил на лестничную площадку и увидел Веру Федоровну. Некоторое время он печально смотрел на нее и, ничего не говоря, снял фуражку.

Николай ЧЕРГИНЕЦ, "Сыновья".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Критика»

Кто на свете всех наглее?

17/07/2017 в 09:07 Андрей Жвалевский чиновники от литературы , графоманы
Андрей Жвалевский
 

Я уже зарекся было писать о том, как тов. Чергинец убеждает Минобр сделать его сотоварищи школьным классиком. Думал, нечего добавить к уже сказанному.

 

Но попкорном запасся и прессу на эту тему читаю. Вот, например, интервью с зампредом ТБМ Аленой Анісім. В целом, все понятно и ожидаемо, и вдруг чуть не поперхнулся попкорном…

 

Яшчэ адзін «русскопишущий писатель», варты ўключэньня ў школьную праграму,  Тамара Краснова-Гусачэнка (кіраўніца Віцебскага аддзяленьня чаргінцоўскага саюзу). Відаць, яе вершы сапраўды вартыя, каб іх вывучалі ў школе, напрыклад, гэты: «Кто на свете всех милее? Всех красивей и  смелее». Але як пераканаць вучняў, што гэта Краснова-Гусачэнка, а ня Пушкін?

 

Пошел по ссылке. И правда... Сразу в голову полезли варианты для новых стихов будущего классика:

 

Жил старик со своею старухой у самого синего озера...

У Лукорыбья  клен зеленый...

Мой дядя самых честных правил, когда случайно заболел...

 

Ну, я полез читать дальше. "Весна. Время пробуждения».

 

Прилетели аисты,
Сели на берёзе,
Стали прихорашивать,
Устраивать гнездо…
Надломилась веточка:
По стволу, как слёзы
Сладкий сок берёзовый 
Капает  в  ладонь…

 

То есть "гнездо" и "ладонь" – это рифма?

 

И там же:

 

Пусть летят домой они,
Свои гнёзда вьют.

 

Если я правильно понимаю, что такое стихотворный размер, то в слове "свои" ударение на первом слоге? Really?

 

Далее:

 

Пусть они птенцов растят
В наших скверах, парках,
В камышах у озера,
И вдоль берегов.

 

Попробуйте прочитать это вслух, сохраняя размер. В четвертой строке вы услышите чудесное русское слово "Ивдоль", с ударением на первом слоге. Видимо, от слова "ива"? Я несколько раз пытался прочитать "и" отдельно от "вдоль", но не смог. Это называется стихотворный талант.

 

Ладно, думаю, это специально для детей так написано. Чтобы учителя давали задание: "Найти искажение стихотворного размера и рифмы". Решил почитать что-нибудь взрослое. Открыл последнее опубликованное, "Не ваша».

 

Хожу  по земле, по траве
                                           босиком,
Как будто работаю проводником
Энергии Божией,
                                  Божья раба,
Не рабская только 
                       под сердцем борьба.

 

Ну, вроде, норм. Правда, "под сердцем" обычно детей носят... Но это я, конечно, придираюсь. Как и к странному образу проводника энергии Божией (на этих строках красный диплом физфака застучал в моем сердце).

 

Идем дальше.

 

Оно, ретивое, горит и горит,
Оно от неправды и злобы болит.
Оно не приемлет деленья добра
Неправдой. 
               Не ваша, я –  Божья раба.

 

Вот такая ударная концовка. "Добра»-«раба". 

 

Рифма.

 

Наверное, смысловая.

 

В общем, братцы, я за включение госпожи Красновой-Гусаченко в школьную программу.

 

Ее стихи несут радость и веселие, а также являются проводником энергии Божией.

 

На фото вверху  Тамара Краснова-Гусаченко. (С сайта Стихи.ру)

Оставить комментарий (0)
Система Orphus

Нас считают

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.