"Понять, что люди безнадежно гнусны – это одна сторона медали, причем, светлая; другая сторона, потемнее: предстоит смириться с тем, что среди них надо жить".

Анатолий Андреев, "Маргинал"
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Отзывы»

Сбитый над Мукденом?

04/08/2014 в 15:08 Александр Новиков критика , писатели

Причина, по которой издательства выпускают массовую литературу в основном в мягких обложках, иногда на не совсем качественной бумаге, с бледным и мелким шрифтом, думаю, понятна: надо получить как можно большую прибыль. Да и книги такие в подавляющем большинстве второй раз не читаются и на полку не ставятся.


"аэропланы над мукденом", анатолий матвиенкоРоман «Аэропланы над Мукденом» белорусского автора Анатолия Матвиенко из серии "Военная фантастика" выгодно отличается от чтива. Твердый переплет, шрифт, который доставляет комфортное чтение, замечательная бумага. Немалый тираж для первого выпуска – 4040 экземпляров. Издательский дом «Ленинград» со вкусом оформил книгу, выпущенную в 2013 году.


Приведу достаточно информативную аннотацию и предисловие автора.

 

В 1883 году Александр Федорович Можайский провел наземные испытания «воздухолетательного снаряда» — первого в мире прототипа аэроплана. России выпал уникальный шанс стать колыбелью авиации на двадцать лет раньше полетов братьев Райт в США.


Предположим на миг, что у Можайского появились единомышленники и последователи, которые смогли преодолеть не только огромные инженерно-технические трудности на пути в небо, но и чисто российские препятствия: отсталость, чиновничий произвол, национальную нетерпимость, желание сделать на «авось» там, где нужен математический расчет. С первыми победами над воздушной стихией у авиаторов тут же появляются завистники, начинаются интриги, судебные тяжбы и прочие конфликты. Активизируются зарубежные конкуренты, в ход идут шпионаж, провокации и диверсии. Совсем некстати размахивают бомбами народники-революционеры. Первых русских самолетостроителей ждут абсурдные обвинения и тюремные застенки, непонимание властей и ненужная инициативность дилетантов, постоянные аварии и гибель летчиков-испытателей. Но настоящая любовь к небу и преданность своему делу способны на чудеса. Поэтому к началу русско-японской войны Российская императорская армия располагает военно-воздушными силами, способными противостоять коварному и безжалостному врагу.

 

***


От автора


Очевидно заранее: так не было!.. Согласимся: так не было. Все случилось иначе, и люди, мною оживленные, не таковы были, какими описаны.


Лев Вершинин

 

Дорогие читатели! Соблюдая каноны жанра альтернативной истории, я наполнил роман действующими лицами, которые имеют исторических прототипов. Их биографии в силу авторского замысла существенно изменены, поэтому прошу не отождествлять реальных людей с моими героями. Полностью вымышлены лишь братья Самохваловы и пара второстепенных персонажей.


Для простоты прогресс в воздушной технике показан схематично и кратко, а самолеты не соответствуют реальным моделям первого десятилетия авиации. Специфические авиационные термины разъяснены в глоссарии в конце романа.


Книга посвящается изобретателям, самолетостроителям, летному и наземному составу военно-воздушных сил и гражданской авиации Российской империи, Советского Союза и стран СНГ, а также памяти штурмана авиации дальнего действия Евгения Александровича Матвиенко, моего отца, и памяти военного инженера стратегической бомбардировочной авиации Вениамина Александровича Матвиенко, моего дяди. Низкий поклон вам за чистое небо Родины!


К чести автора, чтение романа с первых страниц увлекает и доставляет удовольствие. Кроме того, вскорости ощущается высокий уровень знаний автора и некая новизна изложения. Для меня это было подобно свежему глотку воздуха в нашей застойной литературной атмосфере.


Язык романа и мастерство автора позволяют погрузиться в атмосферу прошлых лет. История альтернативная, но эпоха вполне реальная. Вот небольшой отрывок из начала романа, в котором сконцентрирована немало информации:


Логойск, расположившийся примерно в тридцати верстах севернее губернского Минска, был частной собственностью графа Тышкевича, с которым Петя познакомился еще в годы парижско-студенческой легкомысленной молодости. Графской семье принадлежали и земли, окружавшие городок, а их население почитало ясновельможного пана похлеще, чем русские крепостные своих господ до освобождения, дарованного Александром Вторым. Посему авиатор рассудил: легче договориться с одним местным султаном, нежели с полновесным чиновным выводком.


Не доезжая верст семь до графского дворца, справа от Логойского тракта есть заметный пригорок в междуречье Гайны и Дубровинки. Удивительно, но среди Минщины, большей частью ровной как стол, на территории Логойского повета земля вздыбилась холмами и горками, образовав множество возвышенностей, впадин, озер и речушек. Эдакая минская Швейцария.
Безымянная складка местности возле деревни Силичи, арендованная вместе с подножием, получила от Самохвалова гордое название — Планерная гора. За смешные по питерским меркам деньги местные мужики удалили хилую кустарниковую растительность с северо-западного склона, сложили просторный деревянный сруб. Но больше ничем помочь не смогли — в летнюю страду сельский трудовой люд занят. Поэтому, когда целый караван подвод привез с минской железнодорожной станции в разобранном виде летательный аппарат, паровую машину и целый ворох всякого оборудования, Самохвалов ломал голову над кадровым вопросом. На монтаж паровой лебедки, помощь в сборке планера и прочие нехитрые операции он привлек трех механиков из Минска, но их суточные показались разорительными даже на фоне питерских расценок. Решение вопроса пришло неожиданно.


Любители сравнивать почерки писателей могут сделать это на примере приведенного отрывка.


Главный герой, Петр Самохвалов, да и все основные герои одержимы любовью к своему отечеству – России. Замечательно выписаны их образы, характеры. Так же, несколькими строками автору удается увлекательно описывать важные события:


Во вторник, 23 февраля 1892 года, в ясный солнечный день, когда в воздухе висело предчувствие масленицы и весны, на обычно негостеприимное Волковское поле прибыло три десятка самых разных господ: военные, промышленники, воздухоплаватели, ученые и вездесущие журналисты. Василий Андреевич, доселе игнорировавший воздушные забавы братца, также приехал глянуть, куда в самом прямом смысле слова улетают семейные денежки. Осторожно, как античную амфору, Самохвалов привез Можайского, который грозился умереть от горя, если не увидит первую публичную демонстрацию их детища.


У Анатолия Матвиенко получился полноценный роман, в котором переплетены судьбы многих людей. И даже не вспоминаешь, что история альтернативная, настолько правдоподобно все описано. Вот один из героев – «калмыкский дурачок» Аюк, искусный мастер:


Через неделю после несостоявшейся дуэли Самохвалов на гатчинском базарчике увидел странного торговца восточной наружности в когда-то цветастом, но донельзя выгоревшем и дырявом халате, а также черной остроугольной шапке. Лицо, не старое, но и немолодое, — и вообще, поди разбери, сколько лет взаправду этим восточным людям, — было обветрено постоянным пребыванием на свежем воздухе. Глаза на разной высоте, под левым через всю скулу свежий безобразный рубец — след побоища меж люмпенами за место на рынке. Но даже не экзотическая внешность привлекла внимание. Азиат предлагал на расстеленном коврике деревянные фигурки невероятной точности выделки.


Событиям в романе отведено три части: "Разбег", "Взлет" и "Война". Все они увлекательны, но особо насыщена событиями последняя часть. Ее жемчужина – фронтовая любовь. Влюбленные – штабс-капитан Станислав Дорожинский, "который спился бы, если не война" и дама-военлет Александра Турчанинова.

 

События заканчиваются трагически. Десятого марта 1905 года Русская армия оставила японский город Мукден в Маньчжурии, в окрестностях которого разворачивались основные события. Отношения влюбленных также закончились трагически: во время последнего вылета Александра попала в плен к японцам, и спустя время Станислав увидел лишь ее голову, присланную самураями вместе с головами других пленных летчиков. Японцы не пожалели беременную женщину.


Сестра Анна, монашка из лазарета, нашла мрачного как смерть Дорожинского.

 

— Станислав Фаддеевич, мой это грех. До конца жизни перед Господом не отмолю его.

 

— О чем вы?

 

— Ребеночка, стало быть, Александра ждала, токмо сказать не сказала, уповала дольше с вами побыть.


Штабс-капитан сжал лицо руками.

 

Лишь несколько позже «передовые части окончательно очистили Маньчжурию и заняли полуразрушенный Порт-Артур. Наступил последний акт драмы...


За решительными действиями нового царя с интересом и одобрением наблюдал пожилой человек, давно отошедший от дел. Возможно, российская история пошла бы по иному пути, если бы в снежный февральский день 1892 года он не смог поднять в воздух маленький кургузый биплан, заботливо сохраненный для потомков с надписью «Александр Можайский» на фюзеляже».

 

Так завершается замечательный роман Анатолия Матвиенко. Это одна из десяти его книг, выпущенная в течение года. Есть ли у произведения недостатки? Конечно, я внимательно читал текст. То, что обнаружил, просто недостойно огласке в силу своей незначительности. Тем более, что автор уже сам заметил некоторые огрехи. Следует отметить работу редактора (ответственный редактор А. Сидорович) – она  замечательная и придраться, по сути, просто не к чему.


Несмотря на доступность произведений многих авторов в Интернете, я приобрету еще одну книгу А. Матвиенко – «Инкубатор для вундерваффе», которую он считает одной из лучших своих книг.


анатолий матвиенко, писатель, критик, автор более десяти книгК сожалению, как писатель художественных произведений Анатолий Матвиенко закончил или приостановил свою деятельность. Теперь его увлечение – документальные сценарии. «Документальная драматургия» – так он определяет свою область творчества.


Недавно, впервые в жизни, мне пришлось узнать, общаясь в бюрократической среде, выражение «сбитый летчик». Оно применялось в отношении ситуации, когда чиновника увольняли по какой-то причине из номенклатурного пула. Конкретный чиновник, уволенный за ершистость, пытался устроиться в государственные учреждения на должность прежнего уровня. Практически везде ему или его посреднику отвечали: нам «сбитые летчики» не нужны.


Является ли Анатолий Матвиенко «сбитым летчиком» в литературе – покажет время. Пока основная мотивация писателя – зарабатывание денег. Читатель почему-то не отреагировал на произведения Анатолия Матвиенко, что сказалось на отсутствии переизданий. Какой сейчас Читатель, думаю, известно. Я точно знаю, что два произведения А. Матвиенко займут достойное место на моих книжных полках.

Оставить комментарий (21)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.