"Ибо в том, что я пишу и создаю сегодня и буду сотворять завтра, вижу незримую поддержку и улыбку моего страстного, непутевого, горячего в поступках и желаниях, страстях и бедах человеческих, моего незабвенного отца. Может, таким образом облегчу перед ним свою вину, и маленькая девочка с непослушными косами, заплетенными его добрыми руками, перестанет молчаливо заглядывать мне в самую душу".

Ирина ШАТЫРЁНОК, "Старый двор".
Вы тут: Главная»Рубрики»Литература»Разное»

Открытое письмо Александру Новикову

26/12/2012 в 18:12 Анатолий Матвиенко писатели , начинающие

О «Литкритике», писателях и издательстве «Регистр». Открытое письмо Александру Новикову.

 

книги анатолия матвиенкоВ конце года принято подводить его итоги, не так ли? Пусть не самым глобальным, но значимым для меня открытием оказалось, что в Беларуси есть активно действующий литературный портал. На этот адрес меня за руку привёл Владимир Куличенко, глава творческой секции фантастики СПБ, за что ему отдельное спасибо.

 

И, естественно, особая благодарность Александру Петровичу Новикову за огромный труд. Особо отмечу отсутствие на сайте банерной рекламы, что подчёркивает некоммерческую направленность проекта. Любые косвенные дивиденды, которые он получает благодаря сайту, пусть лягут в его копилку.

 

Среди публикаций много спорных и весьма крайних точек зрения, что не удивительно и позитивно само по себе. Далеко не всем интересно читать лишь то, что совпадает с собственными представлениями. На этом разрешите прервать праздничные славословия и начать смешивание бочки дёгтя с упомянутой в начале статьи ложкой мёда, а саму статью считать открытым письмом Александру Новикову.

 

Смиритесь, что «Литкритика» - лучший белорусский литературный ресурс на настоящее время. Так что, Александр Петрович, взвалив добровольно ношу сию, соответствуйте!

 

Возможно, это болезнь роста, но портал получился несбалансированным. Критики, местами опускающейся до банального критиканства, гораздо больше, чем, например, работы с белорусскими писателями. Исключения составляют интервью с Н.Чергинцом или упомянутым В.Куличенко.

 

Любой автор, являющийся писателем или только считающий себя таковым, скоро обнаруживает, что в современной литературной цепочке творец-издатель-литторговля-читатель он находится на конце пищевой цепочки. Звёзды – не исключение. Бывая в московских издательствах, приходилось слышать претензии «маститых» авторов на тиражи, гонорары, авансы, и всё с обычной мотивировкой: вы на нас наживаетесь, гениям остаются крохи с барского стола.

 

Поэтому мы привыкли. В конце так в конце, хорошо хоть не в стороне, не на свалке и не на обочине. Но «Литкритика» выглядит демократичной. Почему же на литературном портале полемики об окололитературном куда больше самой литературы?

 

Поведём мышкой в меню на кнопку «писатели», без клика выйдет следующее меню. «Начало творчества» и «Апробация» открывают пустые листы. Ладно, смотрим раздел «Проза». Для заполнения пустоты там диалоги Новикова с Ириной Шатырёнок и вольное сочинение на тему шведского плюшевого десанта, ссылка на чужой ресурс о Иване Ефремове, итого одиннадцать... Вот и вся белорусская проза, включая Ефремова!

 

В «Литкритике» воспроизведена тутбаевская статья http://news.tut.by/society/305938.html, где более подробно описано «ху из ху» в Беларуси, исходя из тиражей. Лишний раз можно убедиться, что русскоязычная литература всё более делится по половому признаку. Женщины пишут для женщин, мужчины преимущественно для мужчин. Женская читающая аудитория намного превышает мужскую, оттого распределение тиражей. Например, из первой тройки только О.Громыко, на мой взгляд, имеет сравнительно устойчивую группу поклонников противоположного пола, а в соавторстве с Улановым она ещё более сдвинулась к мужской целевой группе. А.Дроздов, автор одной из лучших альтернативок на русском языке «Господин военлёт», вряд ли сильно интересен дамам. Не настаиваю на правоте по сексуальному вопросу, а обращение к рейтингу tut.by вызвано совершенно другой причиной.

 

Начав писать и публиковаться, автор весьма часто задумывается об общении с коллегами по цеху. Кроме Интернета весьма интересно живое слово, оттого катаемся по России по всяким мероприятиям... А что дома?

 

Признаюсь, до того рейтинга на tut.by даже не подозревал, что Дроздов – из Беларуси, общался до этого только с Громыко и Куличенко. Почему же «Литкритика» не выложила подобной информации?

 

Вряд ли Александр Новиков разделяет чиновное мнение Дмитрия Макарова, опубликованное там же на tut.by, что белорусский писатель – это писатель, который живёт, издаётся в Беларуси и пишет про Беларусь. В таком случае совершенно непонятно, по каким критериям решается, что есть «белорусское» и «не белорусское», а также «высокое искусство», что – коммерческий ширпотреб, о котором и упоминать не стоит. Для смеха можно ввести в поле поиска «Литкритики» ту же Громыко и поразиться дефициту информации о ней. А потом Ирину Шатырёнок... Стоп! Её даже поисковиком не нужно вызывать. Отрывок из её книги крутится в верхней части сайта. Понятно, что малотиражные произведения о немолодых бабах в бане, отпускающих грубые словечки, тоже колоритны, по-своему занимательны и кому-то нужны. Но ведь Шатырёнок даже в топ-15 не пробилась, хотя, судя по её публикации на сайте СПБ, много лет пытается профессионально заниматься литературой. Почему такой дисбаланс между некоторыми МТА и известными писателями? Любимчики владельца ресурса?

 

Кстати, о второй десятке, точнее третьей пятёрке. От 3500 до 7000 экземпляров за период 2010 – 2012 год. Кошмар! Тем более, судя по количеству наименований, там во множестве «играют» тиражи менее 1000 экземпляров.

 

Абсолютно точно уверен, что третья пятёрка не отражает реального состояния дел. Простой пример. Два моих романа, выпущенных в Санкт-Петербурге убогими по российским меркам тиражами в 4550 и 4000 экземпляров, итого 8550, в этом рейтинге дали бы не менее чем почётное одиннадцатое место... Если бы не высокая вероятность, что таких «забытых» белорусов гораздо больше. «Эксмо» и «Армада-Альфакнига» иногда сразу десятитысячным тиражом выпускают никому не известного автора из самотёка. Вы точно знаете, что белорусов там нет? Вопрос скорее к Зисеру и его команде tut.by, но «Литкритика», специализированный ресурс, и такого не сделала.

 

У нас проживает, вероятно, от шести до семи процентов русскоязычного населения планеты. И только десять из них удостоились тиражей свыше 10 тыс. экземпляров за три, пусть неполных года? Моя патриотическая душа вопит: не верю!

 

Посему, дорогой Александр Петрович, есть предложение. Аккумулируйте на сайте сведения о белорусских (по месту проживания) авторах. Не открою Америку сказав, что популярность НЕ является свидетельством ОТСУТСТВИЯ дарования.

 

Далее, писатели в большинстве своём – люди контактные. On-line интервью и прочее упоминание на посещаемом ресурсе есть элемент работы. Неужели кто-то из белорусов отказал Вам в этом, сославшись на занятость?

 

Теперь о другой крайности. Так сказать, «талантливых», но не издающихся авторах. Аббревиатура МТА (молодой талантливый автор) является устойчивой в литературно-производственном мире России и носит несколько пренебрежительный оттенок, часто употребляется как синоним слова «графоман».

 

Александр Петрович, 21 октября 2012 года Вы в статье «Графомания и графоманы» утверждаете следующее: «Опыт показывает, что бороться с графоманией нельзя. На критику поэты и писатели не реагируют, издаются в основном за свой счёт. Публикуются в Интернете».

 

Далее Вы указываете: при подготовке заключительной части материала использована статья из gazeta.univ.kiev.ua «Графоманы – это плохо» (конец цитаты).

 

Уважаемый господин Новиков, можно ли конкретно узнать Ваше личное мнение на этот счёт? Точнее, где Ваше, а где киевское.

 

Своё, если оно кого-то заинтересует, скрывать не стану. 90-95% МТА, рассылающих рукописи по издательствам, по данным редакторов этих же издательств никогда не пробиваются в число писателей, публикуемых на бумаге не за свой счёт. На самиздатовских интернет-ресурсах десятки, если не сотни тысяч авторов, так и не выбравшихся за рамки СИ. Вместе с тем, минимальные требования российского книжного производства крайне не высоки, а так называемый «формат» издательств, или совокупность требований к рукописи, настолько широк, что в России можно за счёт издательства опубликовать что угодно, если оно хотя бы мало-мальски читаемо. Более того, даже у упомянутых московских гигантов книжной индустрии присутствует дефицит рукописей, проходящих над планкой «мало-мальски читаемо», несмотря на сотни романов, приходящих самотёком, и предложения наработанных авторов.

 

Редакторы – не гении, не экстрасенсы и не провидцы. Если редактор оплевал рукопись как верблюд в фильме «Джентльмены удачи», совершенно не факт, что произведение не будет принято с распростёртыми руками по соседству. Но если МТА породил три-четыре полноформатных опуса в десять-пятнадцать авторских листов и единодушно отвергнут более чем десятком редакций, получая лишь слащавые предложения «очень здорово, предлагаем опубликовать за счёт автора», ему стоит серьёзно задуматься.

 

Бумажная книга медленно уступает место под солнцем электронной, а в России наблюдаются первые ростки цивилизованных продаж литературного контента. Но выпуск на бумаге за счёт издательства – своего рода критерий. Уж если никто не взялся тебя печатать, дружище, вправе ли ты зваться писателем? Хотя бы в шутку?

 

Пусть эти строки оскорбительны для отвергнутых. Так как подобных авторов 90-95% от числа творящих, есть масса форумов и блогов, где они друг дружку утешают, называют талантливыми, злословят на литературную индустрию, не способную оценить, рассмотреть и т.д. «Литкритика», как мне кажется, ресурс для профессионалов, и здесь не место пустым сожалениям.

 

Печать по требованию набирает обороты. Рынок у издательств, предлагающих такого рода услуги, огромен. Если «Эксмо», получив сотню романов в рабочий день самотёком, принимает в работу менее пяти, и максимум пять найдут других издателей, куда деваться остальным девяноста? Не все из них опускают руки. Тем более что подготовить книгу не так сложно и дорого. Как правило, до тысячи долларов требуется за изготовление макета, сюда входит работа редактора-корректора, художника, ISSN и прибыль издательства, три-четыре доллара стоит экземпляр книги. То есть издать полноформатный опус тиражом до 1000 экземпляров куда дешевле, чем купить средний подержанный автомобиль на минском авторынке... И гордо именовать себя писателем!

 

Нет, отрицать полезность печати по требованию глупо. Сюда идеально вписываются малотиражные издания по заказам фирм, книги для узкого круга избранных, не буду спорить. Но графоман, отвергнутый издательствами и тратящий собственные (или спонсорские) денежки, похож на рыбака, день вытаскивавшего из воды неукушенного червяка и по пути домой купившего карпа в рыбном магазине. Дома он заявит – я настоящий рыбак!

 

Сказанное ни в коей мере не относится к белорусскоязычным произведениям. Положение ныне таково, что рыночный успех для книги на мове маловероятен. Вряд ли Барадулин сам платит за мизерные тиражи, не способные окупить издательские затраты, на это существует бюджетное финансирование.  И это правильно – поддержание жизнеспособности белорусского языка хотя бы на нынешнем уровне есть обязанность государства.

 

Существует также элитарная литература, эстетствующая и прочее «высокое искусство не для всех». Она также издаётся, с очень приличными тиражами и разнообразием наименований.

 

книги анатолия матвиенкоЛюбимые рекламные фишки издательств по требованию сводятся к тому, что «у вас появится первая собственная книга, далее пойдёт как по маслу», и посул, что прибыль от тиража останется у автора. Что-то не приходилось слышать о шумном успехе авторов, напечатавшихся за собственный счёт несколькими сотнями экземпляров и потом раскрутившихся. Другое дело, некоторые российские писатели вбрасывали на рекламу и прочие стартовые издержки сразу несколько десятков тысяч долларов. Это совершенно иная бизнес-схема. К категории откровенного вранья относится обещание прибыли, не скажу за всех, но очень у многих издательств. Нормальное явление – кубометр книжек с фамилией автора, складированный в квартире и вызывающий естественный вопрос: куда его деть?

 

В качестве анекдота приведу картинку из жизни, виденную на фестивале лауреатов конкурса «Живое слово» в Болдино. От Беларуси мы отличились в этом конкурсе аж в трёх номинациях (проза, поэзия, журналистика), в российских источниках замечено, в наших – молчок. Автор изумительно проникновенных стихов обменял свой сборник на базаре на две банки мёда. С продажами у него плохо.

 

И так, за редким исключением, подтверждением которого является упомянутый белорусский поэт, невозможность продать литературный труд чаще всего свидетельствует о недопустимо низком качестве опуса. Наконец, если автор считает, что создал неформатную нетленку, что стоит просто раскрутить своё имя, вписываясь в формат? А потом принести в издательство вещь, когда редакторы обрывают телефон и спрашивают – когда следующая рукопись. Такое бывает, когда фамилия раскручена, и под ней можно продать любой текст. Или проще сидеть на диване, попивать пиво, ругать всех подряд, назначая их виноватыми, проклинать что угодно, только не собственную бездарность.

 

В моей жизни тоже была отклонённая рукопись. Самое ужасное не в том, что её отринули. Могли же и пропустить, вот тогда – точно катастрофа. Признаюсь, увидевшее свет моё творчество далеко по качеству от шедеврального, хотя публику устраивает. Но тот отвергнутый опус, попади в руки нормальному человеку, начисто отбил бы желание интересоваться хоть чем-то другим с моей фамилией на обложке. В момент рассылки эта гадость мне нравилась, и бета-ридеры одобрили. Потом неделю боролся с возмущением: боевую фантастику редакторы принимают, а как что-то другое, творческое, стереотипы не позволяют? Преодолел, продолжил работу над другим, расставшись с боевой фантастикой в духе «пиу-пиу, бах-бах».

 

Утомив Александра Петровича и читателей, затрону последнюю и для многих больную тему: где издаваться. Выскажу при этом крамольную мысль – наши издатели не умеют работать на рынке беллетристики. Жалобы, что мало у белорусов денег и потому нет возможности тягаться с российскими монстрами, такая же ерунда, как и стенания графоманов на отказы в публикации нетленок.

 

Простой пример. В начале 2012 произошёл достаточно известный в окололитературном мире конфликт в «Лениздате». Двое высококлассных специалистов уволились и организовали своё издательство – ИД «Ленинград», имея крайне ограниченное начальное финансирование. Фактически они работали в долг с авторами, типографией, корректорами, художниками. Первая продукция вышла летом, сейчас... Да что, говорить, зайдите к ним на сайт. Белая зависть. А главному редактору ИД «Ленинград» Александру Викторовичу Сидоровичу многие начинающие писатели должны просто в ноги поклониться, включая автора этих строк.

 

Почему же ни у одного из объявленных на сайте издательств («Четыре четверти», «Регистр» и «Алексея Вараксина») ничего похожего не получается? Потому что они сидят в Минске, а не в Москве или Питере? Но ведь главное – каналы сбыта – не зависят от размещения издательств. Более того, многие россияне печатают тиражи в минских типографиях, а распространяют с российских оптовых точек. Работа самого издателя онлайновая. Ну, курьер подвезёт шесть экземпляров, один для себя и пять авторских.

 

Объясню на весёлом примере. При клике на «Регистр» открываются две ссылки, одна по поводу Ирины Шатырёнок, куда же без неё! И на конкурс: «Издательство «Регистр» и программа «Литературное кафе» на радио Столица объявляет конкурс на лучшее произведение прозы среди начинающих авторов «Первая глава»... К конкурсу принимаются любая ранее не изданная авторская проза на русском или белорусском языке — рассказы, отрывки повестей, романов, написанные в любое время и объёмом не более 12 000 знаков».

 

При переходе на сайт «Регистра» - то же самое. Присылайте нам ... всё! Ни одно профессиональное издательство так не работает. В России каждое из них вывешивает хотя бы минимальные требования. Ориентироваться по предыдущим публикациям «Регистра» невозможно – там сплошь деловая литература и мизерное количество художественной.

 

Дальше получилось ещё смешнее. За размещённый здесь адрес konkurs@profmedia.by, если верить «Литкритике», отвечает Марина Требухина, PR-менеджер Информационно-правового агентства «Регистр». 7 декабря я отправил письмо с пометкой «сотрудничество», в котором рассказал про себя – пусть не раскрученного, но уже публикующегося автора, с достаточно большим пакетом контрактов на 2013 год и подумывающего включить в свои планы и белорусское издательство. Запросил: что вам, собственно, нужно? Вы ищите автора на гонорарное написание чего-то продавабельного? Конкурентны ли ваши расценки с российскими? На всякий случай привёл стандартные российские гонорары.

 

Далее, у большинства писателей есть «непристроенное», какая-та мысль, воплотившаяся в рассказ, повесть или эссе. Таким не жалко поделиться, в т.ч. безвозмездно. Но для чего им такие рассказы? Для сборника? Тогда информация о тематических сборниках публикуется заранее, отбирают самотёк, плюс для рекламы просят написать пару миниатюр кого-то из известных писателей.

 

Марина Требухина не удостоила меня ответом. Не то чтобы это разбило моё сердце. Но даже гиганты типа «Эксмо», куда я не смог поначалу пробиться в лоб, отвечают на письма. Куда уж редакторам московского гиганта по загруженности до Марины Требухиной! У нас, белорусов, особенная гордость. Больше писать ей не захотелось.

 

Потом вообще анекдот. Грамотный бизнес-подход дал свои плоды. Угадайте, сколько Требухина энд кампани собрали нелимитированного по формату самотёка за месяц, суля множество бонусов и публикацию на бумаге? Тысячу? Больше? Обычно сотнями исчисляется количество рукописей, направленных на конкурсы с обещанием интернет-публикации, тема задаётся, формат, условие уникальности, чтобы больше нигде ни-ни...

 

Если верить их собственному ресурсу http://www.profmedia.by/about_us/news/72921/, наши энтузиасты получили... страшно сказать... пятьдесят девять рукописей! И невероятно этим горды! Искренне желаю, что среди присланных что-то оказалось талантливое. Но почему-то кажется, что Александру Сидоровичу из ИД «Ленинград», получающему столько же романов не за месяц, а за пару дней и летом начавшему с нуля, проще отобрать проходные тексты.

 

И так, имеем три примера очень особенного отношения к делу в одном подразделении фирмы: странное объявление в инете, пренебрежение деловым этикетом и опубликование бурной радости по поводу того, что конкурс практически проигнорирован. Говорят, Регистр, Требухина и Ко – не худшее наше издательство.

 

Подведём итоги. Вы пишете, Александр Петрович, о кризисе нашей литературы.

 

«Таким образом, застой в литературе налицо. ... Литераторы, в основном, пишут в стол. Издаться тяжело. К госизданиям имеет доступ ограниченный круг  писателей, в основном, которые при должностях и их друзья. Есть небольшая отдушина для писателей, членов СПБ. Благодаря неимоверным стараниям председателя союза, многие могут издавать свои произведения.  ... Кто-то издаётся за свой счёт. Тиражи в сотню экземпляров или чуть большие, не могут влиять на общее состояние литературы и остаются лишь удовлетворением амбиций писателей».

 

Неопубликование графоманов – проблема самих графоманов. За господдержкой надо издавать только белорусское. Среди русскоязычных не пробьётся только ленивый. Профессиональный писатель садится за рукопись, согласовав в издательстве срок её выхода, тираж и гонорар. Что же до остального, то, как я показал на печальном примере «Регистра», разруха не в литературе, а в головах, совсем по-булгаковски.

 

Принципиально ситуация быстро не переломится. Но будем надеяться, что 2013 год принесёт перемены к лучшему.

 

С праздником и наилучших пожеланий вам, Александр Петрович, и посетителям сайта!

 

Анатолий Матвиенко

 

---


Благодарю, Анатолий, за поздравление, пожелания и оценку моей детельности. Я пока публикую ваше письмо, но обязательно отвечу на него, поскольку оно обращено ко мне. Одно скажу сразу: рейтинги я опубликовал, но не согласен с их объективностью. Это я указывал в комментариях.

Письмо довольно интересное и я его публикую полностью. К сожалению, я не знаю Анатолия и в инете о нем мало сведений. Он издал две книги: "Инкубатор для вундерваффе", и "Восточный квест". Похоже, они навеяны современными компьютерными играми. Я не говорю об этом с сожалением, поскольку в любом жанре можно себя талантливо проявить.

Творческой удачи вам, Анатолий.

 

А. Новиков

 

 

 

 

Оставить комментарий (10)
Система Orphus

Нас считают

Откуда вы

free counters
©2012-2017 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.