«Тусклый свет из окна кухни достигал погреба. У Николая вдруг все похолодело внутри. Он мгновенно протрезвел, и почему-то очень ясно вспомнил, что оставил вчера вечером Вовку в погребе. Отгоняя дурные мысли, он в два прыжка оказался у занесенной снегом двери, которая была закрыта не полностью. Через узкую щель снег намело и внутрь. Николай рывком приподнял дверь, под собственной тяжестью опустившуюся в ледяную канавку, рванул ее на себя и замер: на пороге лежал Вовка…».

Александр НОВИКОВ, «Роковое застолье».
Вы тут: Главная»Рубрики»Писатели»Разное»

Европейские интеллектуалы уровня «нобелиатки»?

23/10/2015 в 13:10 Александр Новиков аналитика , Алексиевич

Чем старше я становлюсь, тем меньше обращаю внимание на то, что говорят люди. Вместо этого я наблюдаю за тем, что они делают.

 

Эндрю Карнеги

 

Светлана АлексиевичКак и следовало ожидать, страсти вокруг Нобелевской премии по литературе улеглись. Эйфория прошла. Некоторым, возможно, стыдно за свои реверансы в адрес С.Алексиевич. Кто-то, особенно из тех, что хоть как-то знаком с журналисткой, всеми фибрами души ощутил прикосновение к самому времени. Но и это скоро пройдет, а в сухом остатке будет позор, профнепригодность, политизированнось, обман (тех писателей, возможных победителей, которых пробросил оргкомитет) и еще многое другое.

 

Примечательна реакция в России. Я обращаюсь к двум статьям. «Литератор нужного калибра», Олег Пухнавцев, «Литературная газета» №40-14.10.2015г., и «Премия «Чёрного города», Дмитрий Чёрный, «Литературная Россия», №36-16.10.2015г. Выделю самое примечательное на мой взгляд. Сначала материал О.Пухнавцева. 

 

Очень интересно, что событие с премией «вызвало единодушное умиление государственных СМИ России»: «елейные объятия, влажные виртуальные поцелуи…»

 

В «Российской газете» – программная статья, в которой нобелиатку аттестовали «человеком русской культуры, уверенно вошедшим со своей художественно-документальной прозой в круг европейских интеллектуалов». ТАСС предоставил трибуну Дмитрию Быкову: «Премию получил именно русский мир, та Россия, настоящая, которую весь мир любит». Программа «Время» была лаконична, что с лихвой компенсировалось темпераментом Екатерины Андреевой. «Россия 1» устами репортёра Курбатовой, критика Ивановой и поэта Кублановского экзальтированно убеждали: «это невероятное событие», «это дорогого стоит», «это особенно бесценно»…

 

Отмечается, что даже закрыли глаза на отношение С.Алексиевич к оккупации Крыма и российской агрессии вообще, чем особо возмущен О.Пухнавцев: «умалчивая о политических взглядах С.А., публику, деликатно выражаясь, вводят в заблуждение».

 

Дальнейшее мне особо приятно отметить, поскольку совпадает с моими выводами:

 

Не особо сведущего читателя легко обмануть: выдать за литературу массивы расшифрованных магнитофонных записей; подменить гуманизм конъюнктурными пацифистскими абстракциями; подсунуть вместо «эпического стиля» пропагандистский коллаж из трагических историй, экстремальных ситуаций, чрезвычайных происшествий, составленный хладнокровно и с ясными политическими целями.

 

С этим трудно спорить, да и бесполезно. Дальше приводятся интересные биографические факты:

 

Светлана Алексиевич – классический антисоветчик. С благополучным советским прошлым, с опытом работы в комсомольской и партийной прессе, орденом «Знак Почёта» (1984) и длительным периодом эмиграции в постсоветские времена. Как и большинство классических антисоветчиков – предатель в первом поколении. Её отец – убеждённый коммунист, продолжавший верить в «красные идеалы» до самой смерти: завещал положить с собою в гроб партбилет.

 

Надо отметить, что С.Алексиевич или под воздействием флюидов отца, или еще по какой причине, в своих книгах использует приемы коммунистов, воздействуя на низшие человеческие чувства. Особо податливыми оказались женщины и молодежь. Когда я порекомендовал молодому, начинающему писателю прочесть хоть какую-нибудь книгу С.Алексиевич, чтобы составить представление о ее «творчестве», а не поддаваться пропаганде, он мне ответил примерно следующее: «вы что, я ее основные книги еще в колледже прочитал. Какая пропаганда?»

 

Вполне естественно, что О.Пухнавцев не обошелся без понятия «русофобия» и стал пристегивать ее к поведению Алексиевич. Я уважаю журналистку за ее позицию в отношении российской агрессии.

 

Автор статьи считает, что С.Алексиевич «сама работает локтями, занимая достойное место в литературной иерархии». Это глубокое заблуждение. За С.Алексиевич стоят огромные силы. Некоторые личности известны, некоторые ощущаются. Сама она просто прозябала бы, не случись конфуз с Нобелевской премией. Вот что рассказывает издатель Борис Пастернак:

 

 Какой средний тираж книг Алексиевич?

 Неправильно говорить о тираже. Мы книги Светланы издавали начальным тиражом 5 тысяч экземпляров. А потом регулярно допечатывали. Поэтому «Время секонд хэнд» уже вышло 20 тысяч книг. Лучше всего продаются первая и последняя ее книги  «У войны не женское лицо» и «Время секонд хэнд». Они все время в допечатке, по 5-10 тысяч мы все время на рынок выбрасываем. Но есть у нас все книги.

 А какими путями они в Беларусь попадают?

 Разнообразными. Официальных поставок для государственных структур у нас нет. Мы работаем по заявкам. Делает, например, заявку индивидуальный предприниматель. Мы ее выполняем. Просит привезти, к примеру, сто книг. Был один ипэшник, который заказал у нас аж 200 штук. И все продал.

 То есть, из тысячных тиражей в Беларусь попадают только сотни экземпляров?

 Совершенно верно. Не без ехидства я отнесся к одному товарищу, который заказал, по-моему, сотню книг, а продал только половину. И в результате эти 50 книг он вернул. Это было месяц назад. Я тогда смеялся и забрал у него все книги.

 Но после известия о присуждении Светлане Александровне Нобелевской премии у вас наверняка ажиотаж.

 На сегодняшний момент у нас по несколько тысяч экземпляров еще есть. Но уже звонят оптовики и просят срочно допечатывать тиражи.

 А из Беларуси есть заявки?

 Нет, за первые два дня ни одного заказа не поступало. Но уверен, что они будут. Книги дороговаты, ведь мы издавали их в подарочном варианте  заранее планировали Нобелевскую премию.

 

(«kp.by», 9 октября 2015)

 

Очень интересная информация.

 

Светлана Алексиевич

 

Следующее мне тоже знакомо, поскольку я указывал на поразительное косноязычие С.Алексиевич в апреле этого года («Светлана Алексиевич: Белорусскоязычная среда мала, болезненна и амбициозна»).

 

Вообще, читая и слушая интервью Светланы Александровны, поражаешься, до какой же степени косноязычен и – как бы поделикатнее выразиться – недалёк ново-испечённый нобелевский лауреат. И фантастически вульгарен.

 

А вот о технологии подготовки текстов С.Алексиевич:

 

Всякий критик произведений Алексиевич оказывается в сложном положении. Ведь книги С.А. – это просто сборник свидетельств, как бы документ, прямая речь. Какие могут быть претензии к автору, он просто собрал показания и записал как умел. Пусть иногда что-то от себя добавил, антисоветские анекдоты, например, рассредоточил по тексту, но и они ведь тоже документ эпохи…

 

Все верно. Только никакие это не документы и даже «как бы документы». У журналистки обычное собрание сплетен. Если известно немало случаев перевирания, искажения сведений, то, как доверять книгам вообще? Собственно, журналистка сама себя высекла. Вот что отмечается в статье:

 

…Манипулятивность произведений Алексиевич состоит в том, что наряду с бесспорными фактами и документами текст изобилует анонимными рассказами, ничем не подтверждёнными.

…Может быть, поэтому герои произведений Алексиевич не узнавали в них себя и даже протестовали, прочитав книгу. Почему? Автор недобросовестно приводил цитаты?

У меня были конфликты вначале, когда я им давала читать то, что выбрала. Потом перестала, представив, что было бы с «Архипелагом ГУЛАГом», если б его дали переписать героям. Многие мои героини, читая, были в шоке, отказывались от своих слов. Потому что, конечно, «мы победили» стояло за всеми теми историями, которые они рассказывали. Какой ценой победили – неважно. И то, что ничего из этого, никакие эти страдания не конвертировались в свободу – это тоже неважно. Понимаете? Цены жизни – никакой. Весь XX век старательно сводил в нашей стране цену человеческой жизни к нулю».

Этот самооговор нобелеантки заслуживает особого внимания. Оказывается, Светлана Александровна не согласовывала конечный текст с интервьюируемыми. Любой журналист понимает, что это нарушение профессиональной этики.

…Нобелевский лауреат бесцеремонно присваивает себе право интерпретации, монтажа, помещения в нужный для себя контекст чужих историй.

(Забавно, что, скомпрометировав себя этим самонадеянным высказыванием, Светлана Алексиевич ещё и подмочила репутацию другого нобелевского лауреата. Хотя по этому пункту с С.А. трудно не согласиться – параллели кажутся вполне уместными…)

 

И вот очень важное заключение Олега Пухнавцева:

 

А тем временем без всякой ложной скромности Светлана Алексиевич комментирует присуждение ей премии: «Я считаю, что мой голос приобретёт иное значение». Кураторы Нобелевского комитета, несомненно, исходили из тех же политических соображений. Главное – повысить статус Алексиевич, привлечь внимание к автору.

 

Прямо бальзам на душу, которая отзывается унисоном.

 

Из статьи Дмитрия Чёрного просто приведу одну гадость. Иначе я не могу воспринимать цитату из книги «Время секонд хэнд», как и ужасный обман о том, как десять изголодавшихся по женщинам здоровых мужиков – красных советских солдат – изнасиловали 12-летнюю немецкую девочку. Пусть это останется на совести автора.

 

«Была в нашем партизанском отряде Розочка, красивая еврейская девочка, книжки с собой возила. Шестнадцать лет. Командиры спали с ней по очереди… «У нее там еще детские волосики… Ха-ха…» Розочка забеременела… Отвели подальше в лес и пристрелили, как собачку. Дети рождались, понятное дело, полный лес здоровых мужиков. Практика была такая: ребенок родится – его сразу отдают в деревню. На хутор. А кто возьмет еврейское дитя? Евреи рожать не имели права. Я вернулся с задания: «Где Розочка?» – «А тебе что? Этой нет – другую найдут».

© нобелевский лауреат Алексиевич

 

Я уже не смогу не проанализировать «творчество» журналистки. Пусть это будет мне стоить впустую потраченного времени. Но мысль, что книги С.Алексиевич, которые потенциально опасны для неокрепшей детской психики, могут изучать в наших школах, заставляет меня вывести недобросовестную журналистку на чистую воду и даже искать признаки психопатологии у автора. Это я буду делать всеми доступными мне средствами. Первые шаги уже предприняты. Даже завел Рубрику «Алексиевич», чтобы в одном месте собирать материалы об одиозной журналистке. Конечно, надо было назвать ее «Алексиевич  позор Беларуси», но это слишком длинно. А ведь позора мы с этой журналисткой (похоже, давно уже бывшей) еще хватим...

Оставить комментарий (3)
Система Orphus

Нас считают

Рейтинг@Mail.ru

Откуда вы

free counters
©2012-2018 «ЛитКритика.by». Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка на сайт обязательна.